" title="Написать письмо">Написать письмо
Много статей не имеет срока устаревания. Есть смысл смотреть и 2011, и даже 2008 год.
Политика сайта: написать статью, а потом обновлять ее много лет.
Теперь сайт отображается корректно и на мобильных аппаратах.

Рекламодателям! Перестаньте спамить мне на почту с предложениями о размещении рекламы на этом сайте. Я никогда спамером/рекламщиком не был и не буду!
Ваш IP: 54.224.90.112
Часто ли вы даете деньги на развитие бесплатных проектов?
 

Статистика

Пользователи : 1
Статьи : 945
Просмотры материалов : 2776263
 
"К жертвам склоняются палачи с нежностью лекарей" (02.12.2013). Печать E-mail
2013 - Декабрь
02.12.2013 11:29
Save & Share

Эвтаназия - это не просто пришел, попросил - и тебя убили. Эвтаназия - практика прекращения жизни человека, страдающего неизлечимым заболеванием, испытывающего невыносимые страдания (из той же Википедии). В России эвтаназия законодательно запрещена Федеральным законом №323 "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", карается статьей 105 УК РФ "Умышленное убийство".

Почему название статьи помещено в кавычки: книга А. Никонова "Свобода от равенства и братства. Моральный кодекс строителя капитализма", часть 3, глава 4. Я процитирую здесь эту главу, чтобы донести суть. Но перед этим скажу, что в жизни мне пришлось лежать в больнице рядом со стариком лет 80-ти; он был почти слеп, не мог двигаться вообще, кормили жижей, и писал он через трубочку. Он просил у меня смерти несколько раз; но я ввиду возраста не придал тогда этому значения. Но теперь я вырос, и этот ужас у меня перед глазами таки-всплыл. Поэтому задача - дать врачу право делать эвтаназию больному, если тот подтвердит свой диагноз и изъявит желание.

"Название этой главки – на самом деле цитата. Из стихотворения Дмитрия Быкова. Она подходит сюда как нельзя лучше, поскольку эта главка – об эвтаназии. И о том, имеет ли право человек на собственную жизнь. Или его жизнь принадлежит другим – государству, например, или большинству, имеющему право голоса.
«Знаете, есть тезисы настолько бесспорные, что их не опровергают ни правые, ни левые, ни умные, ни глупые… А вот прямые следствия из этих непреложных истин уже подвергаются остракизму, о них с пеной у рта спорят, обвиняя друг друга во всех смертных грехах», – писал я в одной из предыдущих книг. Один из таких «бесспорно-спорных» тезисов – право человека на жизнь. Никто не заявит, что у человека нет права на жизнь. Все кивнут: да, есть такое право, как же без него. Но стоит пойти лишь чуть-чуть дальше, сказав, что право на собственную жизнь есть одновременно и право ею распоряжаться, как тут же возмущенно загудят всевозможные попы, радикалы, моралисты… Ну не может, с их точки зрения, имеющий право на жизнь реализовать это право до конца.
Я человек циничный – влияние профессии. Меня трудно чем-либо пробить. Но вот одна история меня совершенно выбила из колеи. Целую неделю ходил под впечатлением, все время мысленно возвращался к ней, пережевывал. Историю эту мне рассказала жена. Несколько лет тому назад она работала в школе – преподавала английский. С ней вместе работала ее коллега постарше, у которой был сын.
Болезненные дети рано умнеют. А Сережа не мог не быть болезненным – наследственность подгуляла. Сережа часто болел. Видимо, у них в роду что-то с иммунной системой было не в порядке, поскольку чуть ли не половина родственников скончались от рака. Ирина Сергеевна молилась, чтобы сына эта участь миновала. А если уж и не миновала, то чтоб хоть приключилась с ним такая беда поближе к старости. Собственно, ситуация позволяла на это надеяться – родственники учительницы погибали от рака лет в 50–60, лишь один умер в 40 с небольшим.
Но то ли молилась она недостаточно усердно, то ли боженька оказался глуховатым и подслеповатым, но у Сережи обнаружили рак крови в 11 лет. Мальчишка, как я уже написал выше, был умненький, много читал, много знал. По-английски говорил весьма сносно (мама-учительница на репетиторов денег не жалела). В глазках его светилась мысль; не по росту, но по интеллекту Сережа обгонял сверстников на две головы. Он знал семейную историю и довольно быстро понял свой диагноз. Кроме того, в доме на полке стояла медицинская энциклопедия…
Дети бессмертны. В том смысле, что, теоретически зная о существовании старости и смерти, они практически живут как бессмертные. Психологически для них смерти нет. Потому что она так далеко, так далеко, где-то после пенсии… В каждом ребенке живет уверенность в собственной бесконечности. Потому дети так бесшабашны – они катаются на крышах лифтов, прыгают с высоты, выбегают на мостовую. Они не верят в смерть. Если даже у взрослого и умудренного печальным опытом человека в глубине души порой гнездится глупая уверенность – «со мной-то уж точно ничего не случится», то что говорить о детях.
С этой точки зрения, Сережа не был ребенком. Он даже не был обычным взрослым. Он перешагнул некую черту и смирился, понял, что умрет, как умирали от рака его родственники. Он переступил ее в 12 неполных лет.
Все больные дети, когда им плохо, тянутся к маме, чтобы она хоть как-то облегчила их страдания, полечила, спасла. Утешила. Сережа тоже просил… Только не об утешении, поскольку понимал: оно невозможно. Он, не пикнув, переносил регулярные и болезненные процедуры полного переливания крови, которые, впрочем, потом делать бросили: бесполезно. И когда боли становились невыносимыми, потому что уже перестали действовать самые сильные наркотики, он ясными глазами смотрел на мать и кричал:
– Мама, помоги мне умереть!
Вот этот-то крик 11-летнего ребенка и застрял у меня в ушах на целую неделю, будто я сам его слышал. Представляю, каково было матери.
Этот предсмертный ад продолжался около месяца. Через месяц поседевшая мать хоронила поседевшего от страданий сына.
Она никак не могла облегчить его мучений. Наверное, не раз проносилась у нее в голове эта мысль, но яда у нее не было. Если был бы – наверняка дала бы, несмотря на угрозу суда и тюремного срока. Потому что это невозможно…
А теперь скажите, разве не прав был врач Кеворкян, которого в Америке прозвали Доктор Смерть? Он помогал уйти из жизни тем безнадежным больным, которые умоляли его об этом. Даже дорогая американская медицина порой не в силах избавить человека от невыносимых страданий. И тогда человек просит врача о последней услуге. А врач, как правило, прячет глаза и пускается в пустые рассуждения. Потому что не хочет сидеть в тюрьме, как Кеворкян.
Это называется эвтаназия – когда доктор по просьбе больного помогает ему избавиться от мук. Эвтаназия легализована в Бельгии в 2002 году. В том же самом году она была разрешена и в Голландии. В Нидерландах право на эвтаназию имеет любой неизлечимо больной человек, который испытывает невыносимые муки, знает о своем смертельном диагнозе и твердо решил покончить с жизнью, превратившейся в пыточную камеру. Право на собственную жизнь имеет любой голландец, начиная с 12 лет. Правда, для того, чтобы подвергнуть эвтаназии ребенка в возрасте от 12 до 16 лет, нужно, помимо его согласия, еще и согласие родителей.
В США эвтаназия легализована в нескольких штатах. В Орегоне с 1994, в Техасе с 1999 года. Около двухсот человек воспользовались этой милостью только в одном Орегоне.
В Швейцарии эвтаназию легализовали в 2006 году. До этого она существовала вне рамок закона – не была разрешена, но и не преследовалась. Власти Швейцарии закрывали глаза на эвтаназию, поэтому вся Европа съезжалась в частные клиники Швейцарии в поисках последней милости этого мира.
Вот и весь скромный список стран и штатов, где разрешена эвтаназия. Вопрос не в том, нужно ли ее разрешать. Вопрос в том, почему этот список так короток. А короток он потому, что слишком велико сопротивление дураков, которые в данном случае выступают еще и подонками.
Если проституция была классическим примером, как клерикальное сознание пытается запретить то, что не умещается в его узких рамках, то эвтаназия – потрясающая иллюстрация того, как идея человеколюбия, доведенная до догматического абсолютизма, превращается в свою полную противоположность. На словах противники эвтаназии – нежные гуманисты. А на деле – палачи.
Я как-то разговаривал с одним известным московским онкологом. На его глазах всю жизнь умирали люди. Он сказал:
– Если по уму, то надо правильно распланировать подачу болеутоляющих лекарств, начиная от анальгина и простых успокаивающих из аптеки в разных сочетаниях и заканчивая самыми сильными наркотиками, потому что происходит привыкание организма. Так мы можем помочь человеку подольше продержаться. Но рано или поздно все равно наступает момент, когда перестают действовать самые сильные наркотики. И тогда человек лезет на стенку и воет, чтобы ему сделали последний укол. Я столько раз видел это!.. Это так страшно… Но я же врач, я клятву давал, я не должен помогать человеку уйти из жизни, я должен его вытаскивать до последнего, даже если это бесполезно.
Только вслушайтесь в то, что он говорит! «Я не должен помогать человеку…», «Я не должен помогать человеку…» А кто же должен помогать человеку, если не врач?..
И с какого момента врач, который должен облегчать людские страдания, превращается в палача, продлевающего их?
– Мой друг и коллега, – продолжал онколог, – насмотревшись на эти страдания, где-то достал полграмма цианида калия… уж не знаю, где он взял… Держит его в сейфе для себя. Однажды признался мне в откровенной беседе. «Знаешь, – говорит, – теперь я спокоен и почти счастлив, у меня есть средство на самый крайний случай». Он знает, что ему никто не поможет в самый страшный момент. Даже я, его друг, не дам ему яд. И он надеется только на себя – что хватит сил доползти до сейфа.
Как вы думаете, какие аргументы могут быть у противников эвтаназии, то есть у тех, кто хочет запретить другим людям распорядиться своей жизнью?
1) Клерикальные. Боженька сделал тебе болезнь, и ты обязан страдать, потому что если не будешь страдать, ты обманешь боженьку в его надеждах. Боженька хотел потешиться твоими муками, а ты его этой развлекаловки лишил. Гореть тебе в аду! Запретить эвтаназию! Пускай страдают до самого конца!..
2) Аргументы из серии «придуманный вред» – начать сочинять ситуации, при которых легализация могла бы теоретически кому-то повредить.
Пример… А вдруг этим законом воспользуются нечестные врачи, которым в силу каких-то обстоятельств захочется убить больного, и они сделают это под видом эвтаназии?! Я не шучу. Эта чушь говорится на полном серьезе! То есть «врачи-убийцы», о которых мы уже подзабыли со сталинских времен, материализуются, вызовут нотариуса, родственников больного, в их присутствии заставят несчастного расписаться, а потом убьют уколом! И все шито-крыто!
Можно выдумать бесконечное количество ситуаций, при которых злоумышленники могут нарушить тот или иной закон. Но, согласитесь, это вовсе не значит, что законы не нужны. Скорее, напротив. Уголовный кодекс постоянно нарушается. Значит ли это, что его нужно отменить, чтоб не нарушался?
Даже если вы сконструируете тысячи гипотетических историй нарушения закона об эвтаназии, это еще не значит, что закон об эвтаназии не нужен. Нужен, и он должен быть сконструирован так, чтобы свести ситуации возможного злоупотребления к минимуму. Или исключить их совсем, что в данном случае, в силу специфики закона, совсем не трудно.
3) Парадокс, но порой даже люди, полагающие себя неверующими, считают, что раз уж выпала человеку такая страшная доля – невероятно мучиться от боли, то пусть страдает! Мне трудно понять логику этих людей. Единственным обоснованием своей позиции эти странные граждане называют святость и неприкосновенность человеческой жизни. Назовем их «гуманистами». У этих «гуманистов» получается, что, поскольку жизнь свята, пускай она будет невыносимой!
Ни один из этих болтливых теоретиков не был в шкуре молящего о смерти как о спасении. Но они считают себя вправе обрекать на страшные муки других людей, голосуя против закона о последней милости.
А вот в парадигме той философии, которую дарит человечеству моя книга, все относительно, и человеческая жизнь не священна, стало быть, ее ценность не абсолютна. Она может быть и отрицательной. И тогда ее лучше поменять на нулевую… Как видите, неабсолютистская философия, которая человеческую жизнь вовсе не считает абсолютной ценностью, по факту оказывается гораздо гуманнее абсолютистско-догматической. Религиозной. Жестокой. Дикарской.
Читатель! Запомни! Все те, кто выступает против закона об эвтаназии, на самом деле выступают против тебя. Против твоего природного права распоряжаться собственной жизнью по своему усмотрению. Они считают, что их усмотрение на твою жизнь превыше твоего. И если они решают, чтобы ты остаток своей жизни провел в камере пыток, значит так тому и быть.
У тебя нет полного права на свою жизнь без закона об эвтаназии.
По сути, вопрос ведь решается просто: ты против эвтаназии? Ну так и не пользуйся ею в случае чего! Страдай! Мучайся на здоровье!.. Но не заставляй мучаться других, голосуя против.
Однако заставляют. Почему? Потому что демократия. Здоровых и сытых рассуждателей об абстрактном гуманизме больше, чем тех, кто катается по полу, воет и царапает обломанными ногтями стену. А раз их больше, их глухая к страданиям точка зрения торжествует. Да здравствует демократия!
Кажется, Франклин сказал: «Демократия – это когда два волка и ягненок голосуют, что у них будет на ужин».
Если закон об эвтаназии примут, для противников эвтаназии ничего не изменится. А вот ее сторонникам закон даст то, что им необходимо – возможность спокойной жизни и смерти.
Но противники эвтаназии действуют по принципу «ни себе, ни людям». Ну не дикари?".

Обновлено ( 18.09.2014 19:38 )
 
 

Последние новости

©2008-2017. All Rights Reserved. Разработчик - " title="Сергей Белов">Сергей Белов. Материалы сайта предоставляются по принципу "как есть". Автор не несет никакой ответственности и не гарантирует отсутствие неправильных сведений и ошибок. Вся ответственность за использование материалов лежит полностью на читателях. Размещение материалов данного сайта на иных сайтах запрещено без указания активной ссылки на данный сайт-первоисточник (ГК РФ: ст.1259 п.1 + ст.1274 п.1-3).